Категории раздела

Мои статьи

Вход на сайт

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Пятница, 25.09.2020, 06:00
Приветствую Вас Гость | RSS
Зигмунд Фрейд
Главная | Регистрация | Вход
Статьи


Главная » Статьи » Мои статьи

Психоанализ Зигмунда Фрейда

Как известно, сознание - основной регулятор поведения личности. Открытием Фрейда стал скрытый за покровом сознания коренной, "кипящий" пласт сильнейших желаний, стремлений, влечений, не осознаваемых человеком. Практикуя с пациентами, он выяснил, что эти неосознаваемые побуждения и переживания становятся сильнейшим отягощением их жизни и даже могут вызвать нервно-психические заболевания. Причиной этого стал поиск новых средств, которые бы помогли его клиентам избавиться от внутреннего конфликта. Так появился на свет психоанализ, “исцеление души по Фрейду ”.

"Психология - это и есть Фрейд" – в этом утверждении убеждены многие и по сей день. Причиной такого распространенного мнения стала созданная Фрейдом теория, которая объясняла внутренние переживания и поведение, как больного, так и вполне здорового человека. Во многих западных странах теория Фрейда прочно вошла в учебники по психиатрии, психотерапии и психологии, при этом оказав огромное влияние и на другие науки о человеке - педагогику, этнографию, антропологию, социологию, а также на литературу и искусство.

Во времена Фрейда уже имелось огромное количество литературы на тему сексуального фактора. Нужно понять, что ударение на эту тему само по себе не могло совершить революцию в психологии, а также изменить радикально систему понятий в этой науке, так как влияние этого фактора можно просто объяснить физиологическими причинами - работой центров вегетативной нервной системы, функционированием половых желез и прочими условиями. Изначально Фрейд также основывался на факторе физиологии, до того как открыл новую область психологии, которая не имела прочной опорной базы. Отправной точкой в этом направлении стала для Фрейда его практика лечения истерии. Однако на этот шаг он решился не сразу. Даже гипноз (считалось, что его использование носит психологический характер) многими представителями данной науки объяснялся как явление чисто физиологическое. Шарко, которым восхищался Фрейд, считал также. Но спустя некоторое время Фрейд усомнился в правильности принятого школой Шарко мнения. Результатом этого становится его участие в спорах между французскими врачами по вопросу, подвержены ли все люди эффекту внушения, гипнозу, или же, как учил Шарко, загипнотизировать можно только нервнобольных (истериков). Огромное впечатление на Фрейда произвело постгипнотическое внушение, при котором человеку в состоянии гипноза давалось задание после пробуждения совершить любое действие, например, взять зонтик и раскрыть его. После того, как человек просыпался, он выполнял данное ему задание, хотя дождя не было, вследствие чего эти действия оказывались бессмысленными. Не осознавая истинной причины своих действий и подыскивая ответ, который оправдал бы его непонятное поведение, человек отвечал на поставленный ему вопрос о том, зачем он это сделал так: "Мне нужно было проверить, работает ли мой зонтик" и т.д. Все это указывало на желание человека выдумать рациональное объяснение своим действиям, подыскать мотив, а не только на возможность совершения человеком поступков, мотивации которых он не осознает. Со временем Фрейд даст название таким оправданиям человека собственных поступков рационализацией. Все эти данные заставили пересмотреть проблему неосознаваемых побуждений, которые в сознании человека не получают адекватной проекции, но при этом абсолютно реально движут им. Невропатологи столкнулись с очень странной картиной с точки зрения тогдашних взглядов. Считалось, что истинная причина кроится в расстройстве нервной системы, но расстройства, с которыми сталкивались ученые ежедневно, были непривычными. Пациента побуждало и двигало одно, в то время как говорил он совсем другое. Доказательством того, что человек может не специально выдумать объяснения своего поведения, стали опыты с гипнозом (команда взять зонтик и раскрыть его после пробуждения). Был ли механизм таких необычных реакций психологическим, или же физиологическим? Обе науки, ни психология, ни физиология не могли дать ответ на поставленный вопрос. Психология основывалась на сознании, мышлении, возможности подчинять поступки заранее поставленной цели и прочее. Следовательно, поиск причин такого поведения невротика с психологической точки зрения не увенчался успехом. В свою очередь, физиология говорила о мышечных реакциях, рефлексах, нервных функциях и т.д. Однако эта наука не обладала ни одним понятием, способным дать объяснение таким состояниям. Не зная истинных причин, приходилось действовать наугад. Но такой вариант не устраивал Фрейда и как врача, и как человека, воспитанного в духе своего времени на идеалах естествознания, он непоколебимо верил в то, что все процессы, происходящие в организме человека, включены в причинно-следственную цепь, что все подчинено законам природы. Ведь его учителями были великие Гельмгольц и Дарвин. Именно благодаря учениям этих ученых он жил идеалами естественнонаучного познания, принципом детерминизма. Однако этот принцип (зависимость явлений от производящих их факторов) был бессилен перед требованиями клиники неврозов. Фрейд заметил, что продолжительное лечение истерии стало давать положительный результат, его наблюдения указывали на то, что ни психологии, ни физиологии не известна та сфера, в которой скрыт источник страдания. Условия работы диктовали отказаться от старых методов и искать новые подходы.

Молодые невропатологи, Брейер и Фрейд не сразу сделали выбор. В 1895г. Вышла в свет их совместная работа "Исследования истерии". Некоторые расценивают эту книгу как первую ступень в истории психоанализа. Надо отметить, что все основания для этого есть, так как уже в этой научной работе имеются намеки на будущий психоанализ. Например, очистительная роль погружения в прошлое для восстановления обстоятельств и событий, которые, собственно говоря, и есть теми факторами, которые нанесли душевную травму. Или динамика вытесненных влечений из сознания, результатом которых являются расстройства восприятий, движений и т.д. Все эти факты, проверенные в клинических условиях, были установлены Брейером и Фрейдом. Однако ни одна теория не строится исключительно на фактах. Вся работа с пациентами ставила требования по использованию новейших методик и средств, которые бы помогли осветить и открыть скрытые от человеческого сознания психические пласты. Как нам известно, гипноз – был единственным и главным орудием на первых порах работы. Брейер владел им мастерски в отличие от Фрейда. Из-за своей неудовлетворенности Фрейд начал искать другие пути.

К такому пути Фрейда подтолкнул феномен “трансфера” (перенесения), который в дальнейшем в психоанализе займет одно из центральных мест. Особый эмоциональный окрас приобретало общение пациента с врачом. Эта особенность заключалась в том, что на личность врача переносились пережитые бессознательные желания пациента, которые хранились в его душе с детских лет. Наблюдая за одной из пациенток доктора Брейера, Фрейд и установил этот факт. Клиентка неожиданно начала проявлять по отношению к Брейеру чувства любви, ненависти, страха, которые когда-то испытывала к родителям. Доктор Брейер был смущен таким поворотом событий и решил прервать свое участие в дальнейшей терапии. За лечение больной взялся Фрейд. И в её поведении он нашел возможность объяснить пациентке причины ее невроза. Практика была такова: устанавливалось перенесение бессознательных детских влечений с лиц, которые когда-то их и вызывали, на лечащего врача, который мог раскрыть скрытый смысл этих переживаний. Нужно было довести всю информацию до сознания пациента, чтобы помочь избавиться ему от мучений (больной начинает понимать причину и освобождается от своих переживаний).

Вслед за гипнозом трансфер становился еще одним методом проникновения в область вытесненных и подавленных влечений. Но "основой основ" психоанализа Фрейда и, наверное, главным терапевтическим орудием стали "свободные ассоциации". Это понятие считается одним из древнейших в психологии. "Ассоциации" (точно также как и "катарсис") встречаются в учениях древних софистов Платона и Аристотеля. Словно дерево, кора которого в процессе своего развития обрастает новыми кольцами, понятия "ассоциации" и "катарсис", сохраняя и передавая мудрость древних новым поколениям, приобретали новый смысл. Веками закон об образовании ассоциаций считался одним из главнейших законов психологии. Согласно нему при условии, что все объекты воспринимаются в непосредственной близости или одновременно, то, как следствие, появление одного из них обязательно влечет за собой осознание другого. Например, человек может посмотреть на какой-нибудь предмет, и в его памяти всплывают воспоминания про отсутствующего его владельца, так как раньше эти два объекта воспринимались одновременно, как следствие между ними образовалась прочная связь – ассоциация. Большое количество научных работ по психологии посвящалось различным видам ассоциаций. В период становления психологии как науки, изучение ассоциаций происходило в процессе эксперимента для того, чтобы установить различные умственные процессы, например, память, мышление и другие. Фрейд использовал материал ассоциаций в своих целях, в надежде отыскать в нем дорогу в пласт неосознаваемых побуждений, найти ответ на то, что же происходит в "кипящем котле" влечений. Чтобы добиться этого, считал он, ассоциации должны быть свободными, нужно вывести их из-под контроля сознания. Следствием этих размышлений стало появление процедуры психоанализа, а также его главный технический прием. Находясь в полном расслаблении (обычно лежа на кушетке), больному было предложено говорить обо всем, что приходит ему на ум, высказывать все свои мысли и ассоциации, какими бы странными они ни казались. Бывали случаи, когда больной находился в замешательстве, запинаясь, начинал повторять одно и тоже и жаловался на то, что не может вспомнить что-либо. На такие реакции Фрейд сосредотачивал все свое внимание, полагая, что в этой конкретной ситуации пациент, не осознавая этого, противится своим скрытым побуждениям при этом не специально, не стараясь что-либо скрыть, а неосознанно. Такие особые случаи результат "тормозящей" активности психики. Стоит ещё раз отметить, что такая особая сильная сопротивляемость пациента в таких ситуациях, которую открыл Фрейд в ходе своих опытов, стала абсолютно новым и принципиально важным словом в понимании устройства психики человека. Была найдена примечательная сложность работы этого устройства, а именно наличие особого внутреннего "цензора", о работе которого сам человек даже и не подозревает. Не смотря на этот факт, этот невидимый неосознаваемый больным цензор строго следит за работой сознания, решая пропускать или не пропускать в нее те или иные мысли и представления. Утверждение в том, что действия человека строго контролируются его сознанием, веками оставалось неоспоримым. А выражение "быть под контролем сознания" означало четко осознавать свои стремления, намерения, побуждения и стимулы. Четко поставленный план действий по достижению какой-либо цели – решающая особенность человеческого поведения, которая, собственно говоря, и отличает поступки и действия людей от поведения остальных живых существ. Однако этот факт не означает, что человек свободен от несовместимых влечений к объектам, которые могут иметь разную привлекательность, противоречий между желаниями и долгом и т.д. Жизнь каждого человека богата конфликтами разного уровня напряженности, которая в свою очередь иногда может достигать истинного драматизма. Человеческое сознание – это не просто безучастный созерцатель такой драмы, равнодушный к ее исходу, оно является активным действующим лицом, вынужденным регулярно делать выбор и ставить запреты, табу. Сознание защищается от разного рода мыслей и влечений, которые вполне могут погубить личность или сделать ее жизнь несносной (например, при душевном конфликте или заболевании большой тяжести), даже при сохранении ее физического существования. Здесь речь идет именно о личности как об особой психологической целостности.

Фрейд подчеркнул всю важность неосознаваемых, глубинных мотивов в регуляторных процессах поведения человека, тем самым, настаивая на новой ориентации в психотерапии неврозов. Свое открытие он продемонстрировал миру ученых в схемах и категориях, которые были легкоуязвимые для критики. Однако в последствие это открытие стало основой целого ряда представлений и гипотез. Вплоть до 20-х годов ХХ столетия Фрейд был твердо убежден, что существует только один главный принцип, объясняющий все побуждения, а также страсти и беды человека – это либидо. Такая позиция настроила против Фрейда большинство тех, кто вел с ним исследования в этой области психики. Он также решительно рассорился со своим другом и соавтором Брейером, после чего Фрейд решил испытать психоанализ вместе с тремя уже испытанными методами лечения истерии, а именно анализом трансфера, гипнозом и свободными ассоциациями, чтобы прояснить причины собственных невротических состояний и душевных конфликтов. И, конечно же, ни один из уже имеющихся методов для этой цели не подходил. Фрейд обратил свое внимания на собственные сновидения и решил заняться их изучением, результаты этой работы он изложил в книге "Толкование сновидений" (1900 г.), которую, к слову сказать, он считал главной работой в своей жизни. Но стоит отметить, что в ней нет того пансексуализма, с которым обычно и связывают имя Фреда.

Но тут нужно сказать, что ещё до написания этой работы Фрейд столкнулся с мыслью, что сценарий, по которому происходит сновидение – это и есть скрытые, потаенные желания, которые получают удовлетворение в замысловатых символах и образах во сне. При кажущейся нелепости такого открытия Фрейд был поражен на столько, что запомнил те обстоятельства, при которых ему пришла в голову эта мысль. Это случилось вечером в четверг 24 июля 1895г., когда Фрейд сидел на террасе одного из венских ресторанчиков. Фрейд часто иронизировал по этому поводу, полагая, что в северо-восточном углу этой террасы следует повесить памятную табличку с надписью: "Здесь доктором Фрейдом была открыта тайна сновидений". Он рассматривал сновидения при помощи уже сложившейся у него гипотезе о символике образов. Олицетворение, сгущение образов в причудливый комплекс, замена целого частью – четко описанные приемы построения образов, которые представил Фрейд в своей работе. Однако он считал, что имеются символы, такие как падение, полет, видение острых предметов, воды, выпавшего зуба и т.д., смысл которых универсальный для всех людей. Но этот вывод не был подтвержден независимыми экспертами этой области. Образы сновидений объяснялись Фрейдом как разряд аффектов. Вытесненные из дневной повседневной жизни бессознательные влечения, аффекты страха, разного рода переживания – вот где скрыт источник энергии.

Убеждения Фрейда совпадают с утверждением одного советского психолога, "сновидение, подобно луне, светит отраженным светом". Скрытые переживания напоминают о себе при помощи особого языка символов, способ построения которого, а также словарь Фрейд восстанавливал, полагая, что сны можно отнести к тому же классу явлений, с которыми регулярно сталкивается врач, лечащий истерию. Так как здоровых людей также посещают символы сновидений, Фрейд обратился к механизму порождения таких символов, который он представлял как древнейший, архаический пласт психической жизни, "царство бессознательного", который спрятан за пеленой сознания современного человека.

Чувство вины у неврастеников на новом этапе эволюции психоанализа Фрейд рассматривал, учитывая влияние сверх-Я. Этот подход смог помочь объяснить феномен тревожности, который к этому моменту играл значительную роль в психоанализе. Определялись 3 типа тревожности, а именно вызванная давлением со стороны бессознательного Оно (ид) или со стороны сверх-Я ( супер-эго), и спровоцированная реальностью тревожность. Исходя из этого, главной задачей психоанализа было освобождение Я (эго) от разных форм давления, а также повысить его силу (вытекающее отсюда понятие о "силе Я"). Чтобы подавить давление разных сил и избавиться от напряжений, Я (эго) может спастись, используя специальные "защитные механизмы", такие как рационализация, вытеснение, сублимация, регрессия и другие. Непроизвольное устранение чувств и мыслей из сознания, а также стремления к действию – это вытеснение. Когда мысли и чувства человека перемещаются в область бессознательного, они дают мотивацию поведению, оказывая давление. Результатом становятся переживания в форме чувства тревожности и т.д. Соскальзывание на более низкий уровень поведения или мышления – регрессия. В свою очередь сублимация – это один из механизмов, при помощи которого сексуальная энергия, находясь под запретом, перемещается на объекты несексуального характера, раскрывается в виде любой деятельности, которая приемлема для общества или индивида. Например, творчество - одно из проявлений сублимации.

Такая модель личности, состоящая из трех компонентов, позволила провести грань между понятиями о Я и сознании, объясняя Я в качестве самобытной психической реальности, определенного фактора, который играет независимую роль в организации поведения человека. Нужно сказать, что Фрейд не отступал от своего сравнения отношения Я к Оно с отношением всадника к своей лошади (наездник определяет цель и направление движения, но энергия передается ему через лошадь), когда вводил этот фактор и ориентировался на него, как на основную опору в психотерапевтической процедуре избавления пациента от невроза. Принцип биологического и социального антагонизма был преградой к пониманию того, что, говоря словами А.А. Ухтомского, "природа наша делаема и возделываема". Мотивационные ресурсы человека исчерпываются энергией квазибиологических влечений, которые Я как ядро личности вынуждено подчинять тирании, которая навязана ему с раннего детства квазисоциальным сверх-Я. Такое положение не дало Фрейду возможности прояснить динамику развития Я, а также его преобразований в континууме жизненных встреч с социальным миром и путь наращивания собственных сил. Он провел четкую разделительную черту между сознанием и Я, указывая на то, что Я – это психическая реальность, а не гносеологическая, так сказать подсистема в системе личности, которая решает собственные задачи, оперируя своими психологическими, а не физиологическими "снарядами", указал на драму ее отношений с остальными подсистемами человека. Тем самым Фрейд свел психологию с областью, которая, безусловно, имела большое значение в жизнедеятельности личности, но абсолютно не была известна науке.

Проблема отношения психоанализа к науке, мировоззрению и религии Фрейд рассмотрел в "Лекциях по введению в психоанализ", настаивая на том, что психоанализ как отдельная наука сам по себе не сможет создать новое мировоззрение, подчеркивая, что донором психоанализа в этой области всегда будет наука. Однако следует отметить, что концепции Фрейда, как и его учеников, все же имеют мировоззренческую направленность. Например, притязания разрешить общие проблемы: поведение человека, его отношение к социальной среде и природе, а также попытки объяснить генезис и закономерности развития культуры

Категория: Мои статьи | Добавил: freyd (21.08.2008) | Автор: oleg andreyko E
Просмотров: 2721 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020